Новости:

SMF - Just Installed!

Главное меню
Новости
Активисты
Навигация
Добро пожаловать на форумную ролевую игру «Аркхейм»
Авторский мир в антураже многожанровой фантастики, эпизодическая система игры, смешанный мастеринг. Контент для пользователей от 18 лет. Игровой период с 5025 по 5030 годы.

Задача трёх тел

Автор Сверр Шахрассар, 14.07.2024 21:01:54

« назад - далее »

Сверр Шахрассар



Цитировать
Циркон и Процион / 5023
Цитировать
Леж Гоцц, Сверр Шахрассар

ЦитироватьЭпизод является игрой в настоящем времени и закрыт для вступления любых других персонажей. Если в данном эпизоде будут боевые элементы, я предпочту стандартную систему боя.

Сверр Шахрассар

Темнота под веками сгущалась в образы: вот он тащит на своем хребту полуголую блондинистую диваху. Их преследуют какие-то уроды. Пол скользкий не то от крови, не то от какой-то крайне специфической слизи. И Сверр даже не знает, что лучше. Ему не нравится ни один из этих вариантов. По «Неневии» стреляют, а пару раз его прикладывает так, что кажется, будто еще немного, и собственную тушку можно будет спутать с ходячим фаршем.

Боль нахлынула не сразу: мягкая, обволакивающая и тупая, что наводило на мысли о мощном таком обесболе. Сверр попытался пошевелить пальцами, обреченно надеясь, что хотя бы одна конечность осталась при нем (и, нет, совсем не обязательно, чтобы это был член, без него он как-нибудь перекантуется месяц другой, а без рук совсем хреново будет), к удивлению и руки, и ноги, и упомянутый «господин» оказались на месте. Только тело ватное, голова раскалывается, в горле тошнота, словно его травили «новичком» пару недель подряд, а после решили вылечить пачкой таблеток аспирина.

Сверр перевернулся на бок, в противоположную от окна сторону, где, по его мнению, должен быть Леж Гоцц, точнее, Неневия Ольц. Их бы обязательно положили в одну палату, чисто чтобы после пробуждения босс дал отмашку, что делать с барышней, не отходя от «кухни». И не кидал потом предъяв, мол, потенциально стратегический объект (ну, а вдруг) недостаточно охраняли. А так вроде все соблюдено.

Нажав на кнопку вызова (хотя по работе медицинского оборудования кому надо уже знал, что Сверр очнулся), закрыл глаза, пытаясь прикинуть, что именно случилось и где искать Лежа.

— Где девушка? — таков был первый вопрос Шаха, когда дверь отварилась и на пороге показался его зам. Лысый бугай, сейчас, как и полагается, в белом халате и бахилах.

— Вытащить не смогли, лид, времени оставалось на конечную работу портального артефакта считанные секунды, там сигнатуры путал блок-шум, еле вас вытащили. Ну и шухера вы там навели, когда мы, наконец, прорвались, охренели от... кхым... открывшихся перспектив...

— Ты мне зубы не заговаривай, Лысый, — прохрипел дархат, кое-как садясь на кровати, — перспективы у него открылись бля, я вам такие перспективы открою, век не закроете... блять, как все тело ломит... какая падла мне так вломила... убью...

— Да там дохрена всего было и про пулевые я молчу, вас еще чем-то траванули, капец убойным. Кровь в гнилостный суп, еле восстановили, три раза чистили.

— Блять, надо вернуться и забрать Неневию... — будто не слыша друга пробормотал Сверр, сползая на край медицинского аппарата и ставя босые ноги на прорезиненный коврик.

— Вы головой повредились, лид? Из-за какой-то девки? Хер с ней... только не говорите, что она от вас залетела или что-то сперла...

Неожиданно дверь открылась и на пороге показалась медсестра:

— Господин Шахрассар, мне сказали, как только вы очнетесь, сообщить, что вас очень хочет видеть некто господин Беверли Хэллфигер.

Сверр удивлённо хмыкнул, рукой словно делая отмашку, — если он тут, пусть заходит, если нет, позвоните ему и скажите, чтоб заходил. Лысый, побудешь при разговоре, а то он явно придет с намерением доделать то, что недоделали дружки Рицца и зарыть меня под плинтусом. Ха-ха. Наверняка весь извелся, потеряв своего обожаемого цветочка.

Ни злорадства, ни превосходства, ни даже задора в словах не было. Была горечь. Море липкой холодной горечи.

Сверр Шахрассар

— Смотрю, ты живее всех живых, дархат, — человек, сидящий напротив, явно был в ярости, если не прямо сейчас, то несколькими часами ранее. Отчаянно сдерживаемый ярости. И Сверр его вполне мог понять, вот чисто по-человечески.

— Твоими молитвами, Беверли, твоими молитвами... — осклабился Сверр, прекрасно зная, что эта хищная, красноречивая улыбка на его лице, стирает общее впечатление «побитости». В его состоянии не было ничего нового, более того, еще лет сто назад именно такое самоощущение являлось для него нормой, а отсутствие боли и целостность костей лишь редкая роскошь в минуты покоя. Оттуда и бешеная регенерация.

На самом деле, дархат чувствовал себя гораздо лучше, чем выглядел, но заочно порадовался тому, что его собеседник заметно попридержал коней, не залетая с обвинениями и не размахивая пушкой или кулаками. Нет, Сверр не испытывал страха, это чувство убили в нём ещё в детстве, превратив во что-то сугубо утилитарное. Просто последнее, что сейчас стоило бы делать ради спасения Лежа, это махаться с его любовничком.

— Ядерную бойню? — хмыкнул, с его языка чуть не сорвалось что-то колкое, но мужчина сдержался, возможно из какой-то подсознательной солидарности, — и собственными руками похеришь прямой путь к спасению нашего ненаглядного? — широкий оскал стал украшением этого ответа, все зубы кстати у Сверра уже выросли, и теперь он сверкал острыми клыками совершенно бесстыдно, — и будет как в том анекдоте, у двух нянек дитя без глаза!

Сверр сам не знал, зачем подтверждал эти намёки об их с Гоццем страстном романе, да ещё перед человеком, которому эти намёки были ох как неприятны. На самом деле причин несколько, во-первых, разобраться по неуловимым эмоциям, что именно он знает, хтон разберет какой инфой делился с ним Леж. Во-вторых, переключить его ярость в другую плоскость. И, в-третьих, как ответ на его довольно странную по части здравого смысла угрозу разнести здесь всё.

— Произошло то, что никак не вписывалась в мои планы, поэтому пришлось импровизировать на грани фола. Знаешь, что бывает, дорогуша, когда против тебя целый подготовленный отряд, а ты один, с полуголой девк... гомункулом на руках. Пока мог, держался, но в итоге задавили числом и... крайне экзотическими тварями на охране. Последнее, что помню, какую-то слизь... что жалила со всех сторон... ты можешь себе представить!? Как-будто мне отряда головорезов было мало! — говоря всё это Сверр смеялся, — к тому же, сам понимаешь, возможности пронести туда парочку зенитных установок у меня не было. Ещё чем-то траванули, ни хрена не помню как. И пил ли я твоё зелье тоже не помню, я до хрена чего там пил. Вон там на столе мой биохимический анализ крови, если твоя дрянь оставляет какие-то следы, можешь сам глянуть.

Тем временем в палату леди Неневии Ольц зашли. Мягкое больничное освещение вычерчивал контуры высокого неплохой комплекции мужчины, уже не молод, виски тронула седина, но это только придавало ему какой-то притягательной импозантности. Человеку было явно за 45, да и вероятно уже 50.

— Капитан Марвенкус, — прозвучал звонкий голосок медсестрички, что была представлена к этому исследовательскому отсеку.

— Выведи мне все его показатели.

— Его? — с лёгким удивлением переспросила девушка, но тут же нажала на пару кнопок и протянула планшет боссу.

Это был человек старой закалки, в то время как все имплантировали себе в головы ИИ-интерфейс, руководитель лаборатории отказывался пичкать свой мозг всякими имплантами, даже если она была органической.

Капитан присел за высокое кресло, что стояло по правую сторону от высокой капсулообразной кровати, даже крышка имелась. И звук поступал в нее непосредственно.

— Ваше имя Неневия Ольц? — с легкой улыбкой спросил он, — что вас связывает с господином Сверром Шахрассаром?

Тем временем Сверр поднялся с узкой медицинской лежанки (да-да, он любил все аскетичное).

— Думаю, один из тех уродов имеет выход на Коалицию Рас. Видел их... особый знак на одном из столов, где опыты проводились. Уж пока не знаю за чем... возможно, это кулуарные жопошные связи: утром дела мутят, вечером сосут друг другу, а, может, что-то посерьезнее. Так-то КР далеко не тот пушистый зайчик, каким хочет казаться. Мутации, искусственная жизнь, новые разработки вооружения, даже малополезное локальное дерьмо их интересует. По любому от гомункула не откажутся.

Даже от кучки чуть более живоспособных детишек не отказались. Любит КР опыты всякие проводить.

— У меня есть информаторы в КР, думаю, у тебя тоже. Надо готовиться к рейду на освобождение нашего сладкого пирожочка из лап плохих дядь.

— Господин Сверр, пора делать уколы, — раздался голос вошедшей дархатки в белом халате.

Сверр Шахрассар

— Не знаю в чем твой интерес, но согласен...

— Мой интерес? А как же простое человеческое благородство? Надо больше доверять людям, — иронично усмехнулся тогда дархат, словно бы подчёркивая всю абсурдность ситуации, в которой они оказались.

...

— Зайди позже, видишь у меня  милашка в гостях, и она любит послаще, — кивнул Сверр на Беверли, явно не собирались прерывать их занимательный диалог стандартными медицинскими манипуляциями. Медсестра прикрыла за собой дверь, густо покраснев.

Сверр опустился в жёсткое кресло, облокотившись на высокую кожаную спинку, он ещё с трудом себе представлял, с какой целью этот человек заявился в его гнездо. Нет, чисто логически причина понятна, из-за Сверра его — Беверли драгоценный любовничек (который, как подозревал дархат, дороже этому мужику, чем собственная шкура, ведь он заявился в сейчас в штаб военной компании несмотря ни на что, следовательно, понимал все риски, с довольно закономерным самовыпилом) сгинул не понять куда. Желание отомстить вполне понятно, но имелся ли у гостя хоть какой-то вменяемый план? Хотелось бы, а если не план, то понимание расстановки.

— ...значит препарат сработал.

— Во оно как. Но я чисто из упрямства буду считать, что не окачурился лишь благодаря своей невъебенной охуенности, — достав из-под стола пепельницу и кейс дорогих сигар разложил всё это на столе, чиркнул зажигалкой, — угощайся, — сделав первую затяжку, Сверр слушал не перебивая. Очень внимательно, выражая свои комментарии лишь мимикой — она была у него довольно красноречивой.

Ещё затяжка, табак царапает горло. Сверр не любил вспоминать период своего... «плена». И не потому, что надо его телом ставили чудовищные эксперименты. Хотя, конечно, ставили.

Ещё затяжка, кажется, у него трясутся руки. Совсем немного. Лишь пальцы, это всё из-за анестезии и общего хренового состояния. Обычно он лучше себя контролируют. Затяжка. Сверр поднимает взгляд на Беверли и смотрит странно, каким-то непроницаемым и почти безумным взглядом. Беверли заставляет его вспоминать. Вспоминать то, о чём Сверр хотел забыть раз и навсегда. Вычеркнуть из своей жизни, вырвать из себя.

Самое ужасное в том эксперименте – это собственное медленное моральное разложение. Но он никогда не признается. Потому что на фоне такого правильного и принципиального Хэллфигера младшего будет смотреться хуже куска хтонского дерьма. Первые годы Сверр старался сохранить собственную личность, ну, в конце концов, чувство самосохранения победило. Он стал просто зверем, как и все они. Ей-богу, солдаты из горячих точек приходили более адекватными.

Ещё затяжка. Кажется он скурил эту сигарету за какие-то пару минут. С языка чуть не срывается «Да, внутренняя регенерация у вас была замечательной...». Потому что ради статуса приходилось доказывать свою силу самыми примитивными методами. Избиение, изнасилование, всевозможное членовредительство было чем-то сродни повседневной практике, а учитывая, что Сверр был одним из альф своей группы, он всё это делал. Конечно, они с Беверли не были из одного набора и даже программа у них различались, но какие-то данные... общие точки соприкосновения имелись. Просто их готовили для разного. То, что у них было что-то общее удивляло, казалось невероятным совпадением, но одновременно объясняло Сверру симпатию Лежа к нему. Возможно, в нем он видел второго Беверли, что нуждается в спасении.

Вторая сигарета была раскурена. Наконец, собеседник замолчал, а дархат отвернулся к окну, думая о своём.

Первый вопрос, который задал, оказался следующим (причём, прозвучал вполне серьёзно):

— Почему Фея? Вряд ли это его домашнее прозвище, вроде «зайка» или «котёнок», так деловых партнёров в кругу других деловых партнёров не называют.

Сержанта помню. Тот ещё был говнюк. Стравливал пацанов друг с другом, да так, что кого-нибудь обязательно забивали до смерти. До сих пор восхищаюсь его талантом, — абсолютно нечеловеческим и каким-то гротескным смехом расхохотался мужчина.

И как, ты стал достойным своего отца? Или всё достоинство мигом улетучилась, когда тебя разложили на семерых?

Собственно, именно за эту свою черту он и получил кличку «Бешеный Шах». Способность сопротивляться толпе до последнего, когда взбудораженные побоями наставников и внутренними гормонами будущие бойцы предпочитали просто к тебе НЕ лезть. Уже потом его начали обучать ведению боя, управлению военными подразделениями и прочей лидерской чепухе. Сперва удостоверившись, что он достаточно... сломлен, чтобы стать таким же, как самый отмороженные участники этого праздника жизни.

ВОЗГЛАВИТЬ ТОЛПУ.

Последняя затяжка. Кажется, табак заполнил его легкие, и вдохнуть невозможно. Только кажется.

— Вижу что нет, таки удалось втиснуть тебя железный чехол требований, эко какой стал, — и в этом не было ни грамма насмешки, скорее даже чуточку уважения. Или Сверр хотел, чтобы так было? Чтобы Беверли никогда не был на месте никого из тех... тех... несчастных...

— Значит, тоже нашёл квадрат потенциального штаба. Ну, или как ты это назвал лабораторией. Это хорошо. Радует, что не с дебилами придётся работать. Хотя, как я подозреваю, будем только ты да я, да мы с тобой? Наверное, стоит благодарить судьбу, что мне не придётся таскать тебя полуголого в платье по всему комплексу.

И конечно Леж ещё жив. Даже не сомневайся. Гомункулов крайне редко убивают. Ведь они живое долбаное воплощение одной из главных целей Коалиции — создание искусственного солдата, который будет развиваться как настоящий, но с необходимым набором перков и на выращивание которого не придётся тратить бесценные годы. Как-то читал довольно забавную конспирологическую теорию, что низкая популяция гомункулов связана как раз-таки с деятельностью таких.. гм... социально-ориентированных гигантов, как Коалиция.

Помолчав ещё несколько секунд добавил, — так может быть стоило рискнуть... с аннигилятором. ... и тогда бы папочка точно был доволен! — снова смех, но отсмеявшись добавил с иронией, – не бери в голову, у меня просто триггер на отцов детей, а ты уж очень хорошо в него влез. Вот мне и до судорог в челюсти интересно как вообще отреагировал на это всё твой папаша. Мой довольно забавно.

Я же сказал, что помогу. Не потому что у твоей Феи отменный ротик, а потому что мы вместе начали эту кашу и закончим её тоже вместе. Нас не просто щёлкнули по носу, Беверли, нас расстреляли, а после дали сожрать диким хтонам.

Так что собирайся. Бери с собой самые мощные артефакты, я возьму людей, но они будут на подстраховке, с нами не пойдут. Вместе пойдём. Но только не сейчас, мне нужно ещё где-то часов семь. Я дам команды, встречаемся на двенадцатом полигоне ровно в десять вечера по местному времени.

Лучший пост от Айрис Мориарти
Айрис Мориарти
Гаражное помещение среднего размера, в котором помещалась ровным счетом одна тачка, а также было место под станки и даже какой-то хлипкий с виду диванчик, накрытый пледом, чтоб не казался совсем уж страшным...
Dragon Age: Another StoryDragon Age: Another StoryDragon Age: Another StoryDragon Age: Another StoryDragon Age: Another StoryDragon Age: Another StoryDragon Age: Another StoryDragon Age: Another StoryDragon Age: Another Story